• Павел Иевлев. УАЗдао, или Дао, выраженное руками

    из библиотеки "Real Luden"

Павел Иевлев. УАЗдао, или Дао, выраженное руками

Статистика: по всем библиотекам

Сборник эссе на различные темы. От автора: "Единственная причина появления этой книги – мне так захотелось. В ней только правда – кроме тех мест, где я всё выдумал. Книга написана словами, которыми на самом деле говорят люди. В ней нет сюжета, героев и приключений. Она не про любовь. Это нероман ниачом."

Жестко, весело и цинично! И пока речь про миропорядок, финансы, экономику, маркетинг - все великолепно! Даже мат почти везде к месту. Но как только речь о философии, религии и вообще смыслах - очень уж по панковски все простенько... А в паре мест видна даже явная зависть к тем у кого вопрос со смыслами решен.

Мнение понравилось1

Может быть, идиоты и не составляют большинство людей математически, но они в силу своего идиотизма крайне активны. Умные люди слишком заняты – им надо работать за себя и за них. Поэтому активное большинство состоит преимущественно из идиотов. И решение, принятое большинством, — идиотское решение. Это знает любой, кто участвовал хотя бы в родительском собрании в школе, не говоря уже о голосовании членов ТСЖ за новый шлагбаум.

К счастью, в реальной реальности никакой «демократии» не существует, иначе все прогрессивное человечество давно бы накрылось мохнатой шапкой.

Точнее нет, не так.

Демократия работает, но это совсем не то, что вы о ней думаете. Это не механизм управления обществом и государством, а специальное сложное устройство для выпуска пара в свисток. Как второй комплект органов управления на автомобиле — руль, педали, кочерга, раздатки-блокировки, фары-поворотники. Только ни к чему не подключенный. Можно крутить руль, давить педали, переключать коробку и петь песни хором с пассажирами — все очень натурально. Но где-то в другом месте сидит настоящий водитель.

Вышеописанную модель принято называть «глубинным государством», но она не единственный способ спастись от того пиздеца, в который бы нас ввергла демократия, дай ей кто-нибудь такую возможность. Вполне рабочий вариант, когда рычаги настоящие, а имитационная отстройка происходит уровнем ниже — на этапе выборов. То есть правит именно тот, кого выбрали, но выбрали его не вы, какую бы залупу ни рисовали в бюллетенях. Собственно, всегда выбираете не вы — как я уже написал выше, вы ничего выбрать не можете, у вас нет оснований для выбора. Выбираете не вы, выбирают вами, используя как резиновую перчатку, чтобы самим руки не марать. Вы являетесь не субъектом, а объектом процесса. Вам дают кандидатов, заботливо промаркированных так, чтобы даже самый тупой избиратель догадался, за кого ему голосовать. Нет, это не значит, что все проголосуют за одного, чушь какая. На выходе должна быть правильная картинка соотношения большинства и меньшинств. Поэтому каждому дадут того, за кого он должен проголосовать и объяснить, почему. Консерваторам — одних кандидатов, либералам — других, социалистам — третьих, похуистам — четвертых, хитровыебанным перцам, которые думают, что поимели Систему — пятых и так далее. Алгоритмы посчитаны, результат всегда находится в заданном коридоре погрешности.

Схема несколько менее затратная, чем первая, потому что не требует создания второго комплекта механизмов управления — всех этих Конгрессов, Сенатов, администраций президента и прочих имитационных структур. Что показано — то и работает. Кстати, в СССР, где государственное устройство было одним из рациональнейших в истории человечества (не потому, что идеальное, а потому что остальные еще хуже), все эти электоральные мимикрии были сведены к самому минимальному минимуму — один кандидат, за которого единогласно голосуют все. И выборы есть, и бардака нет. Умели же!

Берем, к примеру, какого-нибудь «лидера жоппозиции» — мутного поца с несколькими судимостями, донатами от прямых врагов страны, без образования и работы, с перекошенным от вечного пиздежа ебалом. Нет, я не имею в виду никого конкретного (а вы про кого подумали?), хотя вас, конечно, сейчас триггернуло нипадецки. Потушите стул — они все примерно таковы вне зависимости от страны и партии. Амплуа формирует актера.

Умеренный уровень деструктива в социуме обязан присутствовать. Этакий фагоцитоз общественного организма. Он позволяет устанавливать подобие обратных связей снизу-наверх, сигнализируя элитам о нестроении на местах, а заодно утилизует наиболее тупорылых и агрессивных долбоебов, маркируя их через протестные акции как «непригодных к занятию ответственных должностей». Именно поэтому почти везде есть какая-то оппозиция, которую жестко пиздят по рукам, чтобы она ничего важного не трогала, но никогда не додавливают до конца. Потому что тогда долбоебы перестанут кучковаться одной удобной для утилизации тусовочкой и расползутся по щелям. Некоторые даже могут в государственные механизмы просочиться, на смазку налипнуть, промывай там потом всё.

Его оппонент — президент, канцлер, премьер-министр, да хоть король. (Кое-где, если вы не в курсе, любят винтаж). Он, разумеется, кровавый тиран и душитель свобод, это не обсуждается. Любой правитель таков для части общества — люди всегда должны иметь оправдание, почему у них в подъезде насрано. Ну не потому же, что они зажались скинуться на домофон и уборщицу? Смешно даже говорить такое.

Лидер оппозиции и лидер государства — противонаправленные функции, и потому, если лидер оппозиции внезапно побеждает (истории известны такие примеры), то это кончается в лучшем случае тяжелым государственным кризисом. Чаще — гражданской войной, распадом страны и другими веселыми хэппенингами. Фагоциты не должны брать в организме верх — погуглите «цитокиновый шторм» и его последствия.

При этом все – от самых пламенных дровосеков, не успевающих вытряхивать щепки из бороды, до лесников, выдающих лицензии на порубку, — сидят на этом суку и пизданутся вместе с ним. Но это вообще никого не ебёт. Некоторые надеются свалить на соседние ветки, хотя оттуда тоже все отчетливей доносятся удары топора, некоторые молча радуются зарплате рубщика, не вдумываясь, кто ее платит и зачем. Большинству просто некогда задумываться о всякой фигне, у них ипотека, автокредит и дача не достроена, отстаньте со своим суком. А некоторые отчего-то думают, что там внизу перина и стол накрыт.

А там только бурелом и волки.

Ах да, на этом месте всегда вскакивает с дымящегося стула какой-нибудь ебанат и восклицает, заломив ручки: «И что же, ничего не делать? Сидеть на жопе ровно?»

Да нет, отчего же — делайте, если это вас развлекает. Если вам от шестнадцати до возраста интеллектуальной зрелости, то делайте обязательно! Перемен требуют ваши сердца, понимание, что почти все перемены — к худшему, еще впереди, поэтому «Петя пошел на митинг, а Митя пошел на петтинг» и все такое. Когда (и если) повзрослеете, вам будет за это немножко стыдно, но вам к тому моменту будет стыдно уже за столько всяких вещей, что этим можно пренебречь.

Если вам больше тридцати и ни за что не стыдно – значит, больше тридцати вам только по паспорту.

Посритесь в интернетиках с ботами, полайкайте очередного оппа, чтобы в бигдате вас учли как дебила, негодного к строевой — то есть, к госдолжностям. Прогуляйтесь, покричите лозунги, поскачите, снимите стресс. Хапаните эндорфинов принадлежности к толпе, попробуйте ложную эйфорию «мы вместе» которую она ненадолго дает. Гиподинамия и коммуникативная зажатость, как известно, бич нашего времени. В конце концов, люди старались, народные деньги тратили на этот цирк. А цирку нужна публика. На полицию только не залупайтесь – это вы развлекаетесь, а люди на работе. Они чувство юмора оставляют в шкафчике вместе с гражданкой.

Вреда от этого в среднем никакого, а у вас появится приятное чувство, что «вы не смолчали». Позитивные эмоции повысят вашу работоспособность, вы заработаете больше денег вашему нанимателю, он заплатит больше налогов в бюджет, чем с избытком компенсирует затраты на имитационную демократию в стране.

Это ж всё не дураки придумали, ей-богу.

Но честный договор наёмного работника и работодателя выглядит следующим образом: «Я продаю вам 8 часов своей жизни в обмен на вознаграждение, позволяющее мне жить остальные 16 часов». Все остальные буквы в трудовых договорах только обговаривают нюансы этой простой сделки, но тут чертовски важно читать мелкий шрифт.

То, что нам приходится так тупо тратить единственный невозобновляемый ресурс, скупо отмеренный при рождении, даже не зная, сколько его осталось — зверски обидно и стрёмно. Указатель уровня топлива в конструкции не предусмотрен, сколько было залито на старте — никто не знает. Отдать большую часть дяде всего лишь за бабло — звучит так себе, да? Но, если припомнить, даже восьмичасовой рабочий день — весьма недавнее достижение человечества. А большинство народонаселения вообще пахало от рождения до смерти (весьма ранней, к слову) не разгибаясь. Так что не нойте, не так все плохо у вас на самом деле. Поди не на барщине тяпкой хуячите, питаясь лебедой и пиздюлями, а в теплом офисе жопу отращиваете.

И все равно — читайте мелкий шрифт. И крупный. Крупным, на самом деле, можно куда больше скрыть, чем мелким. Причем, чем крупнее — тем эффективнее. В тени больших букв их суть часто теряется. Отношения работника и работодателя – игра с нулевой суммой. Интересы их противоположны по сути своей. Работодатель хочет получить больше, дав меньше, что вполне понятно. Поскольку государство (которое все так не любят) не оставляет его с вами наедине, он не может приковать вас к веслу в буквальном смысле слова. Но он может так насрать вам в мозг, что вы прикуете себя сами. Для этого и нужны Большие Буквы.

Непрерывный рост, обусловленный парадигмой денежной гидравлики посткапитализма, где надо бежать изо всех сил, чтобы просто оставаться на месте. Он требует такой отдачи от персонала, которая не может быть обеспечена зарплатой любого уровня. Обратная экспонента зависимости КПД сотрудника от размера вознаграждения приводит к его быстрому выходу на плато эффективности. Попросту говоря, с определенного момента повышение зарплаты не работает. Разница между «двадцать тысяч дохода» и «сорок тысяч» — это разница между «последний хуй без соли» и «не шикуем, но не голодаем». А разница между «пять мультов» и «десять мультов» — это всего лишь выбор между БМВ и Ягуаром, которые стоят в пробке абсолютно одинаково.

Первым способом подстегнуть скорость потребления стала так называемая «копроэкономика» — экономика одноразового говна. Вместо одной бритвы золингеновской стали, которую правили на ремне и которая переходила от дедов к внукам, не теряя потребительских качеств, через несколько технологических итераций появились одноразовые станки. Теперь средний небородач вместо одной бритвы на всю жизнь покупает тысячи бритв. Огромная куча ресурсов — стали, нефти, энергии, человеко-часов труда ушло в мусор, который сам по себе становится проблемой.

С машинами это не так наглядно — все-таки технологически сложное изделие, завязанное на безопасность, поэтому сделать ее совсем уж одноразовой страшновато. Мечта производителя — автомобиль, который гарантированно выходит из строя через пять лет, — пока в перспективе. Слишком сложно добиться нужной точности, а если она развалится раньше, народ не поймет. Приходится закладывать некоторый резерв прочности, а бессовестный потребитель и рад — безответственно покупает за полцены на вторичном рынке у ответственного и катается себе дальше. Вообще не думают о мировой экономике, эгоисты! Государство кое-где приходит на помощь, убивая вторичный рынок налогами «на экологию», но тоже пока не везде и не очень надежно. Впрочем, подождите немного.

Можно ли сделать автомобиль, который будет ездить 50 лет? Вот он, УАЗ. Ездит.

Ладно, понимаю — потребительские качества УАЗа слишком суровы для капризного юзера. Ему подавай плюсовую температуру зимой, кондей летом, поменьше шума, поменьше пыли, чтобы в дождь не лилось на ноги и не капало на башку. Гидрач на руль, усилитель на тормоза, а еще это позорище — коробку-автомат. Слабаки! Но снисходя к обывателю, для которого автомобиль — средство передвижения, а не способ осознания УАЗдао, ответственно заявляю — задача имеет техническое решение. Машины 70-х – это не только УАЗ и «Жигули-копейка» (они, кстати, конструктив 50-х и 60-х), но и Mercedes-123, и Pontiac Firebird, и Lincoln Continental Coupe, и даже убийственно прекрасный Cadillac Eldorado 72 модельного года. На них можно смотреть и плакать о безвозвратно ушедшей эпохе красивых удобных машин. На любом из этих автомобилей я бы с удовольствием ездил и сейчас.

Первый кондиционер в серийных авто появился в 1939 году на Packard 12 Sedan. Автоматическая коробка запатентована в 1935, массово в серию пошла в 40-х. Система впрыска топлива, управляемая давлением во впускном тракте, появилась в 1967 году на автомобиле Volkswagen 1600 LE. И так далее. Кто постарше и поопытней, до сих пор вздыхают о машинах конца 80-х – начала 90-х. Это тот рубеж, когда автопром поднялся на вершину технологий и еще не ебнулся с нее в яму копроэкономики. Тогда появились знаменитые «движки-миллионники», которые выхаживали без ремонта по миллиону километров пробега. Их до сих пор немало бегает по дорогам. Собственно, это был момент триумфа — машины стали близки к идеалу. Удобные — кондиционеры и автоматические коробки, эргономичные салоны, прекрасные подвески. Безопасные — тормозные системы с АБС, подушки, сминаемые структуры кузова. Надежные — неперефорсированные движки достаточного объема, разумная степень наддува, непереусложеннная электроника, технологичная трансмиссия, толстое и хорошо цинкованное железо на кузове. Кукурузер-восьмидесятка до сих пор считается лучшим выбором для тех, кто понимает «за внедорожники». Замены «Делике» так и не придумано. Собственно, с тех пор машины не улучшались, а только обвешивались электронными свистоперделками.

Через несколько лет производители спохватились, что сами себе подложили толстую свинью — люди не спешили менять автомобили. Зачем, если они и так хороши? Пришлось придумать «экологические требования», ради которых новые машины кастрировали технически, и тупо запретить эксплуатацию старых законодательно — через налогообложение. Так на полуторатонных бюджетных седанах появились дико наддутые высокооборотные движки 1.2 литра, которым еще и заткнули хлебало катколлекторами и системой EGR.

Полупринудительная замена старых автомобилей на новые более экологичные оправдывается тем, что у них меньше расход топлива и меньше токсичность выхлопа. Это правда. Но.

Фигня в том, что 80 с лихуем процентов антропогенного загрязнения — это не автомобильный выхлоп, коровий пердеж и то, что вы наложили кучей в унитазе. Это промышленные отходы. Ядовитое говно, высранное в воздух и почву при производстве, а затем утилизации автомобиля (металлургия, химическая промышленность, энергия и прочее) в разы превышает то, что он создает за время своей эксплуатации. Причем, чем более «экологичный» автомобиль — тем больше производственное загрязнение. Одни катализаторы из редкоземов чего стоят. С модными электромобилями вообще беда — они, конечно, не имеют выхлопа вовсе, но производство батарей — это экологический пиздец, их утилизация — пиздец еще больший, да и электричество для их зарядки тоже ни хрена не само в розетке появляется. Или водородные движки, у которых весь выхлоп — капающая водичка. Но производство водорода — такая адова прорва энергии, что в целом картина выходит совсем грустной.

Это вообще ни разу не секрет — просто об этом не любят вспоминать за истерическим медиашумом про экологию.

В общем, если вам важна экология, то, заменив карбюраторный УАЗ на электрическую «Теслу», вы — сюрприз, блядь! — нанесете такой ущерб экологии, который не перекрывает сотни лет эксплуатации коптящего честным бензиновым выхлопом УАЗа. Каждое следующее ужесточение экологических норм автомобилей до очередного «ЕВРО-стопятсот», вызывающее очередное массовое обновление автомобильного парка, не улучшает, а УХУДШАЕТ экологию планеты через стимуляцию добывающей и тяжелой промышленности. И ошибкой было бы думать, что те, кто организовали этот движ, не догоняют его результата.

С точки зрения экологии и экономии ресурсов автомобиль, который будет эксплуатироваться не пять, а пятьдесят лет, в десять раз экологичнее и экономичнее. Технически создать его нет ни малейшей проблемы. Все необходимые технологии и материалы давно существуют и используются, например, в малой авиации, где цена отказа куда выше, а главное — ее никак не переложить на конечного потребителя.

«Он и стоить будет как самолет...» — скажете вы сейчас разочарованно.

И попадете пальцем в жопу. Он будет стоить ДЕШЕВЛЕ, а не дороже.

Себестоимость производства современного автомобиля составляет сейчас около 20 % от его розничной цены. Из них 10 % — машинокомплект, 10 % — конвейерная сборка. Эта доля последние годы равномерно снижается за счет автоматизации производства, глобализации платформ и унификации техпроцессов. То есть автомобили становятся все дешевле, а стоят все дороже. При этом дилеры рвут на жопе волосы и плачут о падающей марже, производители банкротятся, а черножопые бомжи жгут акции GM в железных бочках на руинах Детройта. Как так? Куда все делось?

Следи за деньгами, нигга-бро!

20 % — стоимость научных исследований и разработок. Со времен изобретения «Автокада» уменьшились расходы на ватман и карандаши, но довольно сильно подорожало все остальное. Каждую новую экопримочку, мешающую работать вашему двигателю, надо придумать, нарисовать, спроектировать, протестировать и так далее. Причем ребята, которые этим занимаются, любят хорошие зарплаты и большие офисы.

Стоимость продвижения — еще 20 %, и эта цифра растет быстро, как бамбук под жопой привязанного над ним потребителя. Чтобы убедить человека в очередной раз поменять свой автомобиль на точно-такой-же-но-дороже, надо вкладывать все больше и больше мощностей в «купи-купи-купи-кричалку». Убеждать его, что купив новую тачку, он тут же поимеет ту блондинку, которая натирает ее сиськами в рекламном ролике. Напоминать, что машина предыдущей модели — не круто. Показывать, что три новые свистоперделки в салоне — совсем не то же, что три предыдущие свистоперделки. Уговаривать, что именно этого свистопердежа вам не хватало в жизни.

Исполнитель: Александр Лунев
15.04.2024
  • Комментарии



Написать новый комментарий...



  • БиблиотекаRSS
РЕЙТИНГ5276



Все библиотеки
Русский