• Алексей Феофилактович Писемский. Взбаламученное море

    из библиотеки "Landnamabok"

Алексей Феофилактович Писемский
Взбаламученное море

Статистика: по всем библиотекам

Писемский – писатель суровый и в сравнении с ним Фёдор Михайлович выглядит балагуром. Писал Писемский неровно и рядом с настоящими шедеврами проскакивают не совсем удачные вещи. Но мне нравится у него всё. Это мой писатель…, это мой любимый писатель…, как минимум на данный момент. Я был в ажитации, читая роман и очень многое от него ожидая. Ожидания не оправдались, получил я абсолютно другое, но не менее интересное. Роман тягучий и я увязал в тексте первые две с половиной части. Сюжет не то, чтобы лихо закручен, но вполне себе драма: главный герой чем-то напоминает мужчин Мопассана и огребает исключительно за свой характер.

Самым интригующим было то, что именно это произведение Алексея Феофилактовича в советское время не переиздавалось, не переиздали роман и в наше время (ну, сейчас это просто никому не надо). Меня интриговало – почему. Почему издавали «Обрыв» Гончарова, «Некуда» Лескова и «Бесов» Достоевского – романы куда более обличающие либералов и революционеров, но не издавали «Взбаламученное море»? Ответ меня удивил – критика справа крестьянской реформы 1861 г. Потому что рано, потому что, как обычно, не через то место. И Писемский ещё в красках описал последствия. Это потрясает. У нас существует традиционное отношение к отмене крепостного права – однозначное и само собой для каждого разумеющееся. А в романе весьма аргументированно изображается другая правда. Это, во-первых. А во-вторых, автор показал из кого получаются революционеры, именно эволюцию человека. О самих нигилистах в антинигилистической прозе написано много, а вот о том кто ими становится…

Само повествование не безупречно – много желчи, несколько кривоватый текст поначалу и в первых двух с половиной частях романа уж слишком много «скотов» и «тварей». Автору тяжело писать, ему больно. Он пишет то, что видит, а то, что он видит, его удручает. Главный герой – Александр Бакланов – волокита, никудышный карьерист и ненастоящий помещик. Он путается в трёх женщинах своей жизни и выбирает самую неподходящую, хотя с любой другой было бы только хуже, так как проблема не в женщинах. Ну, а раз не в женщинах, значит в самом институте брака, который есть пережиток и вообще дело нездоровое, ну не в герое-же нашем, в конце-то концов! Но и вне института что-то тоже не очень, вернёмся к учёбе – опять не так… Александр служит, уходит в отставку, живёт то в деревне, то в Петербурге, уезжает в Европу. Проблемы уезжают с ним. Что не свойственно Писемскому, роман абсолютно открыт – в нём множество персонажей – нигилистов всякообразных, консерваторов здоровых и больных и Чебурашка-Бакланов, который и сам не поймёт кто он такой. Бакланов равнодушен к детям, его раздражает жена, занятия себе найти он не может.

Интересны взаимоотношения Бакланова с тремя женщинами – Софи, Казимирой и Евпраксией: взаимная любовь-ненависть с Софи, обожание Казимиры и его презрение, взаимный холод и непонимание с женой Евпраксией. Множество нигилистов всех мастей – сын еврея-откупщика Галкин, беспринципный Виктор Басардин – брат Софи, брат Евпраксии Сабакеев, Петцолов. Антинигилистическая составляющая романа крайне интересна, Писемский пишет наособицу, не так как Лесков, Гончаров или Достоевский. Его нигилисты изображены в развитии их нигилизма и с полным отсутствием смысла в их деятельности. История революции напишется потом, задним числом и будет выглядеть вполне осмысленной.

Ещё одна небезынтересная деталь. Ближе к концу романа Писемский вводит в роман на правах хроникёра себя – Алексея Писемского, который вынужден спорить с Баклановым, хотя этого совсем не хочет и … читает героям романа свою повесть «Старческий грех», которую персонажи романа принимают достаточно холодно, за исключением Софи, но разражается забавный диспут. Зачем это сделал Писемский, вполне понятно, но он как герой романа, не громыхал афоризмами, не обличал и не говорил лозунгов, он, скорее, лениво отбрехивался.

Литературно роман не слишком силён. Сюжет вполне себе крепкий, но тоже не особо впечатляет. А вот антинигилистическая составляющая, полагаю, самая мощная во всей антинигилистической прозе, даже чуточку опережает «Некуда» Лескова. Заинтригован самым крайне правым русским писателем Болеславом Маркевичем. «Взбаламученное море» - кажется, что уж правее просто «Некуда».

2.09.2021
  • Комментарии



Написать новый комментарий...



  • БиблиотекаRSS
РЕЙТИНГ86



Информация

Все библиотеки
Русский