• Елена Хаецкая. Синие стрекозы Вавилона

    из библиотеки "Knigovoi"

Елена Хаецкая. Синие стрекозы Вавилона

Статистика: по всем библиотекам

Было дело, Моэм огорчился недальновидности многих писателей прошлого, которые следовали той или иной литературной моде и - вуаля, - переставали быть интересны читателю, лишь только данная мода проходила. Так, уже на рубеже 19 - 20 веков "не цепляли" уже никого пространные описания всего и вся вокруг и внутри персонажа.
Сложно писателю. Модное - продаётся. Что толку живущему свой век человеку от бессмертных произведений? Он даже не успеет узнать до смерти о своём "бессмертии".
Что же модно сейчас? Как когда-то фантастику замешивали на политике, как любима была она же, обёрнутая лентами научных открытий, так сейчас модно строить её на тщательно изученных экзотических мифологиях. Спрос рождает предложение, которое, в свою очередь, воспитывает спрос, и вот уже не могут друг без друга фантазёр и фантаст-фольклорист.
Модно говорить о СЕКСЕ. Нет, даже не так: модно о сексе ГОВОРИТЬ. В подтверждение того, что он есть. Ради похвальбы. Для создания правильной вокруг себя ауры и внутри себя установки. В угоду личных амбиций. В ходе самоанализа и самовоспитания. Вот и писателям без секса - никак.
Тема любви во все времена была востребована. И, что ни книга, всё любовь. Спят напропалую все взрослые персонажи друг с другом. Писателям остаётся лишь успевать записывать. Но смею утверждать, что любая сцена, будь то человеческая или, к примеру, природная, будет описана писателями каждым по-своему.
Хаецкая бесстыдно оголяет смыслы, называет органы, беспокоит мораль, даже отводит эротической теме красный угол в прямом смысле. Кстати! Представьте, она матерится. Хотя здесь меня мат уже не коробит. Может это потому, что жёнам рок-музыкантов не выбирать, на каком языке говорит их внутренний голос. А во-вторых, мат на страницах памятного Джона Бойна (см.ранее) оказался, если вы помните, "переводчиковым", не органичным остальной лексике книги.
У Хаецкой органичность - во всём. В искусном сплетении древне-архитектурного Вавилона со множеством религий и современной инфраструктурой. Глобальных утопий и комнатных апокалипсисов. В сплетении нежности и сарказма. Образных оборотов речи, удачных ходов и нежданных сравнений. Гимн человеку, не умаляя его пороков. Гимн любви, не замалчивая её движений. Демонстративный Не Гимн человеческому обществу, государству, религии и толпе. Не мудрено, что вокруг Хаецкой с первых же её книг забурлили нетерпеливые волны ролевых игр.
Что стыдно? - бросает читателю автор. Говорить о сексе или упорно о нём молчать? Лишь для старой девы однозначен ответ, стыдно сексом заниматься или не заниматься. Но и с этим очевидным отрицательным ответом ей приходится о нём хотя бы говорить непрерывно на лавочке. Да и не видел никто снов сей чистейшей особы.
Опять же: как говорить о сексе? Эмоционально (пылко, напыщенно) или механически (так, мол, и так...). Многословно (в лицах и драматических актах) или кратко (по факту, в двух словах, почти целомудренно). Иносказательно (о, как любят эротические аллегории выдумщики-японцы!) или топорно (спасибо Педро - показал пример).
Говорить ли о сексе, когда говоришь о любви? Вообще тупиковый вопрос, на который давно получен не в тему ответ: "это не одно и то же". Но если тема любви - одна из центральных в писательском труде, то вторая - редка. Значит ли это, что первого у человека больше, чем второго? Значит ли это, что писатель - ах! - интеллигент? Значит ли это, что писАть о сексе нет смысла, потому как предмет это маловажный? Вопрос.
Но на пике моды начала 21 века будет создано столько трудов о данном любопытном предмете, что, даже останься в будущем лишь самые достойные из них, они составят серьёзный процент в сонме романов о любви. (12 - 29.06.2015)

29.06.2015
  • Комментарии



Написать новый комментарий...



  • БиблиотекаRSS
РЕЙТИНГ826



Информация

Все библиотеки
Русский