• Юдит Герман. Летний домик, позже

    из библиотеки "capitalistka"

Юдит Герман. Летний домик, позже

Жанр: проза
Синонимы: sommerhaus, spater
Теги: germ-lit
Статистика: по всем библиотекам

Героям историй "Летний домик, позже" примерно тридцать лет, все они находятся в неком переходном периоде, напоминающем паузу между учебой и работой, в ситуации перемены и выбора будущего. Это истории о любви и неприкаянности, о сбывшемся и несбывшемся.

Содержание:
Красные кораллы
Ураган (Something Farewell)
Соня
Конец чего-то
Женщина с острова Бали
Хантер-Томпсон-Музыка
Летний домик, позже
Camera Obscura
По эту сторону Одера
Любовь к Ари Оскарссону

Пасмурно, дождливо, серо, холодно, утром проснешься — и уже вечер. Работоспособность на нуле. Читать радостные сказки не хочется, все насквозь промозгло и уныло. Опостыло все. Мы живем на болоте, у нас всего 2 солнечных месяца, весна наступает в мае, сырость и повышенная влажность. Сейчас десять часов утра, и самое потрясающее, что могло быть 10 часов вечера, я бы и не заметила, настолько тягучи и однообразны августовские дни. Я думаю о туристах, которые приехали посмотреть на наш чудный город, и какой облом их ждал. Камень в таком освещении остается камнем, он вгрызается в незащищенные сердечки, и остается там гнетущими воспоминаниями ступней о серых улицах, глаз о серых лицах и сером небе, ушей о тихих стонах ветра в подворотнях. Извращенная романтика, которая побуждает подоткнуть одеяло и еще крепче вцепиться в подушку, задернуть жалюзи и написать эссе на тему «нехватка витамина Дэ в организме». Вот в такое время и брать в руки «Летний домик, позже» и погружаться в пасмурную депрессию еще глубже, окончательно забыть, что еще неделю назад было +26 и яркое солнце. Все, сопли по поводу погоды закончились.

Голова у меня была совершенно пустая, как будто выдолбленная, было странное чувство парения, улица перед нами была широкой и мокрой после дождя, дворники елозили по ветровому стеклу, туда, сюда. Сталинские постройки по обе стороны улицы были огромными, чужими и красивыми. Город больше не был городом, который я знала, он был безжизненным, пустым, Штейн сказал: «Огромное мертвое ископаемое», я сказала, что я его понимаю, и перестала думать.

Да, вроде того. Рассказы, объединенные сочетанием событий, людей, мест, ситуаций, которые заставляют сердце сжиматься в бесконечной тоске по несбывшемуся, несвоевременному, упущенному или другому виду рефлексии главных героев. Это первоклассная депрессия в виде книги. Все герои если не несчастны и не потеряны, то словно покрыты слоем пыли, по собственному желанию или простому недосмотру. Меня засосало в книгу, распылило по рассказам, там я и осталась, уже не ноя по поводу климата и понижения иммунитета. Клин клином?

Хорош последний рассказ, «Любовь к Ари Оскарссону» — хотя бы из-за внезапно крышесносительного конца, который стал настоящей кульминацией такой странной и потрясающей книги. Но и остальные не отстают, я склоняюсь к мысли, что Ари я выделила только из-за того, что он последний, мастерски подобранный последний. Ну и из-за Тромсё.

Точно могу сказать, что раньше такой утонченной, дымчато-неосязаемой беспроглядности я не внимала. Всем жителям относительного севера с пасмурными, тяжелыми тучами, нависающими над городом 24 часа в сутки — брать книгу в руки и буксовать на рассказах Герман.

annikeh

1.12.2013
  • Комментарии



Написать новый комментарий...



  • БиблиотекаRSS
РЕЙТИНГ4172



Информация

Все библиотеки
Русский